YJ YouFauna - joomla

Последняя португальская рабыня

portugal313 a5a0b0ea8ddae4a1f70b3719241dd9c2Арлинду Мануэл Калдейра - автор новой книги «Рабы в Португалии - от истоков до XIX века» ("Escravos em Portugal – Das Origens ao Século XIX”).

Новинка вышла в издательстве EsferadosLivros и на днях поступила в продажу.

Как пишет историк Арлинду Мануэл Калдейра, «Португалия была первой страной в мире, организовавшей глобальную торговлю рабами из Африки. Между 1450 и 1900 годами были перевезены около 11 миллионов людей. Несмотря на то что национальная историческая мифология любить подчеркивать тот факт, что Португалия стала первой страной в мире, отменившей рабство, указ, изданный в 1761 году маркизом Помбалом, де-факто не покончил с рабством». Согласно историку, последняя португальская рабыня умерла в Лиссабоне в 1930-х годах, через 20 лет после того, как Португалия стала республикой. Газеты тех времен сообщали, что женщине было 120 лет и она была хорошо известна в Байрру Алту, где продавала арахис. Она была рабыней до 1869 года, когда был опубликован указ, отменивший рабство по всей территории Португалии.

Как пишет историк, «история рабства в Португальской империи начала серьезно изучаться только после Революции 25 апреля. Тот факт, что мы долго жили в авторитарном режиме, основанном на пропагандистских усилиях, умалял эти аспекты и делал их очень сложными для рассмотрения. Не было было диссертаций на эту тему в университетах, а те, что существовали, почти всегда имели побочные эффекты пропаганды - служили больше для отрицания реальности, а не для того чтобы попытаться понять».

«Посмотрите на реальность рабства с точки людей» - такой была, по словам автора-историка, цель его книги, рассказывающей истории жертв рабства. Среди них Лоренсу, лоб которого хозяин пометил горячим утюгом, Жоау, на шее которого висело железное кольцо с именем его владельца, и многие дргуие.

«Рабы обычно представлялись как вещь, объект. Я хотел бы представить их как людей, живых существ», - пишет Арлинду Мануэл Калдейра. Большинство историй «своих» рабов историк почерпнул из судебных разбирательств, особенно процессов инквизиции.